Ваши имя:
Пароль:
О вещах, приносимых в храм

Ответ на вопрос принимают ли в храме ненужную более одежду и вещи

Реабилитационное сообщество

Информация о приходском Реабилитационном центре

О материальной помощи нуждающимся

Как получить в храме денежную помощь

О крещении детей

Некоторая предварительная информация для родителей, желающих покрестить своих детей


Гражданский диалог – неиспользуемая в России деталь демократии

http://mos-jkh.livejournal.com/2359.html
 
В процессе жизненного роста от детского сада до вуза как-то не особенно задумываешься над тем, в какой стране живёшь, кто и какие решения принимал здесь до тебя. Соглашения и ограничения (кем-то когда-то установленные и ставшие общепризнанными) усваиваются постепенно, и протеста не возникает, потому что «все так живут…». Потом, оглянувшись, понимаешь, что далеко не все эти решения мне нравятся (а за некоторые просто стыдно), но нельзя их изменить. Многое уже в прошлом, а то, что решается сейчас – моё мнение почему-то никого не интересует, хотя, вроде - у нас сейчас демократия.
А. Аузан полагает, что в России сейчас возможно обсуждение национального договора между властью и разными группами населения. Категорически не согласен – договор и согласие пока невозможны – договор заключается между группами, сознающими себя и свои интересы. В России большинством населения этот этап не пройден - в обществе, реальном обществе - нет гражданского диалога и даже условий для него. А степень осознания себя, своих и чужих интересов в России в целом (если не считать отдельных групп) крайне низка. Рассмотрим причины этого.

1. Диалог глухих

Я помню, кто приходил в дискуссионные клубы в конце 80-х – начале 90-х, и вижу, кто (и зачем) ходит по партийным тусовкам сейчас. Сегодня люди приходят совсем с другим настроением, да и встречают их – тоже по другому - набором своих лозунгов и (по реакции новичка) определяют: тёртый - зелёный, свой – чужой. Затем обращаются с потенциальным сторонником в соответствии с однажды наклеенной этикеткой (в наиболее продвинутых местах есть что-то вроде конвейера - если уж он к нам пришёл, его надо использовать максимально эффективно).

Политические партии сейчас – не для встреч единомышленников, не место обсуждения, развития программы, налаживания связи с народом (как должно быть в идеале). Пока это – рупор для трансляции в массы примитивных идей и пехота для переноски листовок перед выборами. А для верхушки – место реализации неких тихих договорённостей, слабо связанных с декларируемой программой.

Можно заметить сложную структуру политических партий и других устойчивых «эгрегоров»: ядро – немногие люди внутри, разрабатывающие решения, тактику и стратегию, не вступающие в переговоры с чужими и случайными визитёрами – одна часть, и вторая - гораздо большая по массе (и незначительная по идейному весу) – молчаливое большинство, занимающееся организационной, черновой и низовой работой – носители и распространители типовых идей.

Гипотетическая ситуация – в зоопарке умер слон, политически озабоченные граждане комментируют это событие с позиции своих типовых взглядов:

Государственники:
Трудности не согнут нас, Россия поднимается с колен! Покойный поддерживал политику Президента и Правительства, на его место встанут тысячи новых борцов за светлое будущее. Подлые (и слишком умные) очкарики не остановят нашего могучего каравана своей брехнёй!

Сталинисты:
Вот при Сталине, между прочим - был порядок! И цены снижали! А сейчас слоны дохнут… Во всём виноваты демократы-реформаторы и лично - Чубайс! Они все – вредители и американские шпионы!

Русские националисты:
В этом (и вообще во всём) виноваты вездесущие и коварные жидомасоны! А кто же ещё? Больше ведь просто некому! Русские, вставайте!

Татарские националисты:
Разве люди, забывшие веру и язык своих отцов – великих тюрков, могут справиться со слоном и управлять страной? О, когда же Татарстан наконец освободится от 600-летнего русского ига?

Либеральные московские интеллигенты:
Кровавая гэбня настолько примитивна и тупа, что не может даже слона накормить и вылечить, они разбираются лишь в лозунгах и откатах. У них вообще никогда ничего без нас не получится. А главное в сегодняшней ситуации - не допустить погромов!

Лица кавказских национальностей:
Слон был молчаливым и богобоязненным, уважал старших и родных. Русские женщины забыли Бога, стыд и семью, пьют водку, ходят в неприличных одеждах, возбуждая наших мужчин и радуясь этому. Слон умер оттого, что не в силах был больше смотреть на подобные мерзости.

Если на следующий день в зоопарке родится бегемот, они воспроизведут те же самые тексты с минимальными косметическими изменениями. Носители этих взглядов сидят в своих отдельных норках, иногда вылезая озвучить раз и навсегда отштампованные фразы, не слушая, что говорят другие. Даже небольшое число подобных типов убивает возможность конструктивного общения и осмысленного диалога – а их очень, очень много. Разные взгляды есть, а диалога сегодня нет – общая позиции участников “гражданского диалога”: «Есть две точки зрения – моя и неправильная». А разговаривать об этом особо не с кем, да и ни к чему не приведёт.

Диалог между примитивными носителями различных взглядов обычно невозможен – если Вы попытаетесь заговорить с таким субъектом, он часто не удостоит Вас содержательным ответом (потому, например, что ему не нравится форма Вашего носа, или потому, что Вы – грязный свиноед и сын бесстыжей русской шлюхи - он молча презирает Вас за это). То, что Вы признаёте (автоматически) его право на диалог и равные с Вами права, совсем не значит, что и он признаёт Вас равным себе. В этом – большая проблема, пока, к счастью, не очень острая. Опросов на эту тему я не видел, но, по личным ощущениям, общественное напряжение, связанное с нежеланием вступать в диалог, в ближайшем будущем будет только усиливаться. Когда одна из сторон уклоняется от диалога, никак не высказывается и молча копит обиды (неважно, реальные или мнимые), тихо ненавидя окружающих – это может привести к большому взрыву. На мой взгляд, сегодня эта проблема не осознаётся и не решается.

2. Ментальные вирусы

Все перечисленные выше типовые взгляды имеют несомненные достоинства:

- Они незатейливо и просто объясняют окружающий мир, умещаясь даже в небольших по объёму мозгах.

- Базовые знания, необходимые для их понимания, невелики - достаточно незаконченного среднего образования. Обычно люди усваивают их именно в средней школе.

- Человек, принявший одну-две из перечисленных выше точек зрения, чувствует, что он знает истину, понимает, как жить дальше, где друзья и кто враг.

Всё это действительно очень привлекает. Но у них есть один общий существенный недостаток – они адекватно описывают очень небольшую часть наблюдаемой реальности – 5-10%, ещё 15-20% - более-менее похоже, но похуже, а всё остальное можно объяснить (оставаясь в рамках этих взглядов) только кознями коварных и могущественных врагов. Жить, руководствуясь этими гипотезами, неудобно – жизнь получается непредсказуемая и суровая. А собственные промахи всё же разумнее объяснять не происками злобных врагов, а своим незнанием законов реального мира и недостатками понимания сути событий.

Можно назвать описанные конструкции, по аналогии с биологическим вирусом – ментальными вирусами. Некая простая система взглядов заражает собой более сложный объект (мозг человека), потенциально способный к гораздо более интересной и ценной деятельности. Мне кажется, что вера в упрощения  - неуважение к собственному мозгу и оскорбление его возможностей.
Похоже, что иммунитета от ментальных вирусов не существует, ими нужно переболеть. Излечение происходит постепенно, с пониманием, что реальность многомерна и плохо описывается в простых системах координат.  

Возможно возражение – «нельзя сравнивать мой любимый ментальный вирус с другим, с этой дрянью». Ответ – всё перечисленное выше – чересчур упрощает, обедняет восприятие реальности, ведёт к неадекватным решениям и потенциально опасно, в первую очередь для носителя ментального вируса.

Любители ловить зелёных чёртиков тоже упрощают реальность, но они опасны и для окружающих, поэтому требуют клинического лечения. А носители ментальных вирусов в радикальном вмешательстве, как правило, не нуждаются, и надежд на их выздоровление намного больше. Спорить о теоретической границе можно долго, но в отношении конкретного человека принять решение – ему уже пора в клинику или ещё нет - обычно достаточно просто.

Носители ментальных вирусов – на разных стадиях болезни – основная масса действующих лиц в нашей политической системе и одновременно основные её жертвы. Выходы вирусов в народ и массовые эпидемии случаются под выборы, причём здравомыслие и адекватность населения осознанно приносится в жертву во имя желания некоего субъекта стать мэром или депутатом.

Ментальный вирус – достаточно широкое понятие, описывающее многие аспекты человеческого поведения. Фактически впервые оно было введено в статье, прочитанной мною лет 15 назад. Автор (фамилию, увы, не помню) занимался приложениями математики к медицине и заметил, что математические ошибки в диссертациях на медицинские темы однотипны и часто повторяются. А законы их распространения описываются теми же формулами, которые описывают размножение вируса в питательном бульоне (приводились соответствующие примеры). Другие частные случаи ментальных вирусов описаны, например, у Эрика Бёрна в книгах «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры».

Я полагаю, что большинство ментальных вирусов, гуляющих по мозгам жителей нашей страны, имеют искусственное происхождение и созданы элитой (возможно, разными группами) для управления толпой. Важно отличать производителей ментальных вирусов (элиту) от потребителей ментальных вирусов (толпы). Под элитой здесь и далее понимаются не люди, потребляющие элитный алкоголь или пшеницу элитных сортов – этим словом я называю производителей ментальных вирусов. Представители элиты – в таком понимании - вполне могут ездить на метро или жигулях, а представитель толпы – на бентли, но манипулирует ситуацией (в той сфере, на которую направлен ментальный вирус) именно представитель элиты, придумавший вирус.

Если мы примем за определение описание толпы, данное В. Белинским (Толпа - это собрание людей, живущих по предрассудку и рассуждающих по авторитету), то ментальные вирусы – способ анонимной коррекции предрассудков и рассуждений толпы в нужном элите направлении.

Примеры ментальных вирусов.

В 30-е годы в СССР была своеобразная проблема (возможно, связанная с массовым переселением жителей деревень в города). Мужчины, помочившись в общественном туалете, застёгивали ширинку не около писсуара, а направляясь к выходу. Хотя это не угрожало завоеваниям революции, но заслуживало исправления (власть той поры можно упрекать за многое, но общественной чистотой и порядком в городах в те времена занимались ответственнее, чем сейчас).

Было решено внедрить в массы следующий анекдот.

Английская контрразведка узнала, что в Лондон заброшен опасный советский разведчик. Отлично подготовлен, говорит по-английски как лондонец. Непонятно, как его можно поймать. Но нашёлся в контрразведке один спец, сказал – поймаю за один день. И поймал.
Потом объяснил – я пошёл в общественный туалет самого большого лондонского вокзала и стал смотреть, кто и как застёгивает ширинку. Когда один не застегнул у писсуара, как все нормальные люди, а подошёл к выходу и стал застёгиваться там, я его арестовал. Проверили, оказался русский разведчик.

Анекдот пошёл в народ, всем понравился и, действительно, скорректировал поведение советских мужчин в общественных туалетах. Заметьте, всё было сделано тихо и красиво, без угроз, репрессий и т.п.

У меня нет цели написать историю туалетов или анекдотов, но всё же приведу ещё два характерных примера:

Советский анекдот, задача - борьба с диссидентами, их высмеивание, 70-е годы 20 века

Жил в одной семье попугай. Задиристый, с непростым характером. Однажды, когда в доме были гости, попугай начал выступать на тему - вот вы тут жрёте, а в Африке народ голодает. Попугая взяли за шкирку и сунули в холодный курятник - посиди, подумай, поучись себя вести. В курятнике узника совести рассматривают куры - чё за фигня, петух - не петух. Крашеный какой-то. Петя, а ты почему нас не топчешь?
А он им гордо отвечает - вы здесь за проституцию, а я - ПОЛИТИЧЕСКИЙ...

Американский анекдот, задача - борьба американских производителей автомобилей за рынок сбыта на тихоокеанском побережье США с японскими мотоциклами, 50-е годы 20 века.

В одном маленьком американском городке к продавцу японских мотоциклов приходит директор городского морга и спрашивает: Сколько японских мотоциклов Вы продали в прошлом месяце?
Продавец смотрит в свои книги и отвечает: Семь. 
Директор морга, задумавшись, говорит: Как странно… куда же делись ещё двое? 

Анекдот – очень хорошее движущее средство для распространения ментального вируса (если всё правильно продумать). И ещё в середине 20 века это знали и использовали в своих целях самые влиятельные структуры мира. А теперь, спустя полвека, ментально-вирусные штучки продвигают в коммерческом маркетинге как новейшее слово – вирусные технологии в социальных сетях и т.д.

Примеры других ментальных вирусов – не анекдотических. 

Предсказания канадского футуролога Доминика Рикарди о будущей оккупации России «XXI век и будущее России: "...через 10 лет я её не вижу..."» – появились в массовом сознании около 2000 г. и находятся сейчас, по данным Яндекса, на 3816 страниц Сети.
В Канаде такого футуролога не знают. Посмотрев на историю появления его предсказаний в Рунете, можно с большой долей уверенности предположить, что мы имеем дело с ментальным вирусом (вероятная цель – заставить патриотически настроенных пользователей Инета сплотиться вокруг родной вертикали власти в борьбе против тёмных сил за светлое будущее страны).

Полагаю, что и на остальные известные в Сети предсказания (Ванги, Немчина-Авеля и т.д.) – стоит взглянуть с этой точки зрения. Я не утверждаю, что все они сделаны на одном лабораторном столе, но явные - во всех случаях - признаки искусственного вброса информации - настораживают.

Новости о том, как кто-то изнасиловал 3-5 летнего ребёнка, съел собственную мать и т.п. - достаточно сильно бьют по мозгам. У новостей срок жизни короткий, но такое дерьмо капля за каплей, день за днём отравляет души, и встречается в новостях регулярно. Мне кажется, что такие новости относятся не к жизни общества, а к будням психиатрической клиники. Почему они оказываются в лентах новостей в России - трудно объяснить (Fox News, Reuters и др. такое дают крайне редко). Разве что предположить, что редакторы новостных лент - по неназываемым причинам - заинтересованы подобными ментальными вирусами вызвать дальнейшее оскотинивание нашего общества...

Возможно, вера в герпес, озоновую дыру, СПИД, мудрую политику партии и правительства, глобальное потепление, прогресс и светлое будущее - тоже ментальные вирусы.
Ментальных вирусов – сортов, перечисленных выше, и многих других – у нас всех в мозгах ещё много. Полноценный гражданский диалог снял бы напряжение, возникающее в сознании общества из-за распространения разными элитами околополитических ментальных вирусов – для сдвига общественного мнения в желательную для этой элиты сторону.

Но диалог ничего не сможет сделать со старыми расколами, политыми кровью – здесь разговоры бессильны. Пример - позиция потомственного сотрудника органов: «Мой отец считал, что товарищ Сталин был слишком добрый – мало расстреливал. Перестройку сделали дети тех, кого не расстреляли в 37-м»… - как отреагируют на это потомки репрессированных в 30-е годы? Не думаю, что здесь поможет гражданский диалог и вообще плохо понимаю, что с последствиями всех этих незаживающих «великих переломов» теперь можно сделать… Возможно, составление списка основных расколов и шрамов в нашем общественном сознании в обозримом виде – шаг в правильном направлении…

3. Система воспитания молчаливого большинства

Сегодня большинство населения молчит – по разным причинам (а чего с ними разговаривать, не приучены красиво говорить, сказать нечего, не услышат и т.п. – типичные ответы), а ведёт беседы - только с приятными людьми своего круга - разговорчивое меньшинство, своеобразная закрытая клака, поливающая всех остальных лозунгами с ТВ-экрана и не дающая возможности ответить. Между разными социальными слоями и группами нет не только разговоров, нет единого языка для общения, да и просто нет понимания важности, необходимости гражданского диалога.

Впрочем, если молчаливое большинство иногда пытается что-то сказать, то обычно ничего внятно сформулировать не сможет (а если сможет – вряд ли это кого-то обрадует).

В середине 80-х я вместе со студенческим стройотрядом был в Смоленской области. В первый вечер к нам пришли знакомиться местные парни. Сразу выяснилось, что способов начинать общение в этой местности два - мат и угрозы типа "щас всех порежу". А им действительно хотелось пообщаться, это было заметно, но как начать - они не знали. Мы перевели разговор в неконфликтное русло, но беседа быстро иссякла - кроме местных баек, им просто не о чем было говорить. 

В ведении диалога важны не только оригинальные мысли, но и - инициатива, умение формулировать мысли, их излагать, с уважением слушать собеседника. Этих умений у большинства населения нет даже в зародыше – их и родители не научили (сами не разговорчивы от природы и недостатка обучения), ни в школе (результат многолетней политики в образовании). Наша школа инициативу учеников подавляет и даже утрамбовывает – а в шведской школе, например, развитие инициативы – одна из основных целей обучения.

О шведской школе - цитата из брошюры М. Густафссон «Швеция глазами русской женщины»:

«…ребенок пишет контрольную работу по английскому. Он встречает слова, которые не были заданы для заучивания и которых не было в учебнике, т. е. он встречает их первый раз в жизни и сразу на контрольной. Мой ребенок был очень возмущен таким поведением учителя. Но учитель сказал: «А что же вы хотите, мои дорогие? Если вы планируете быть кем-то в жизни, то это смешно ограничиваться учебником. Вы должны учиться для жизни, а не для сегодняшней оценки. Какую оценку можно поставить знаниям, которые ограничиваются всего лишь одним учебником или параграфом? Кто таким образом мерит знания? И вы считаете, что я был несправедлив к вам? Нет, я вас учу, что знания безграничны. Никогда не ограничивайте себя страницами в учебнике»…

Это политика шведской школы, чтобы дети учились самостоятельно как можно больше…

Чтобы извлечь больше пользы для общества на единицу вложенных государственных денег в школу, ученикам не ставят рамки. Их не ограничивают в инициативе. Чтобы они могли двигаться вперед со своей скоростью, учебники по математике сделаны так, что они могут разбирать новую тему сами, независимо от учителя…»

Точно измерить степень демократичности общества в России и Швеции, конечно, невозможно. Но очевидно, что в Швеции гражданского диалога и реальной демократии – для среднего гражданина – больше, чем в России. Думаю, особенности организации обучения в школе влияют на активность населения и, тем самым, на развитие гражданского общества (=диалога) в стране.

Здесь же стоит упомянуть об армии - основном инструменте социализации молодых мужчин на протяжении всего 20 века. В этом процессе социализации умение рассуждать и вести осмысленный диалог никогда не приветствовалось.

4. Прочие объективные препятствия

Отсутствие культуры диалога появилось не вчера, похоже, что это – наследие ранних советских времён, когда пропаганда заставляла всех колебаться вместе с линией партии. А богатого выбора тогда, в общем, и не было. Те времена ярко характеризуют надписи на подарке уральских рабочих к какой-то партконференции 30-х годов (топоре златоустовской стали): на левой стороне - руби левый уклон, на правой – руби правый уклон, на обухе – бей по примиренцам (А. Солженицын).

При таком уровне риторики люди думали не о доводах для дискуссии, не о гражданском диалоге, не о развитии гражданского общества, а о молчаливом выживании.

Ещё цитата (советских времён) из книги «Прибалтика и геополитика, 1935-1945 (рассекреченные документы службы внешней разведки РФ)» – донесение источника Медхена, стр. 259: “…И вот... отчет Ридсдэйла, касающийся… переговоров…

«Разговоры с Молотовым — это какая-то длительная парка в бане. С этими людьми приходится иметь дело, как с абсолютными [...]. Беда в том, что они и есть [...], и… совсем не беспокоятся о том, что мы о них думаем. Им нужен добрый фунтик мяса…, и их больше ничто не трогает. Вы делаете им небольшую уступку и, как английский джентльмен… инстинктивно ждёте, что и они пойдут на какую-нибудь уступку, ответят каким-нибудь хорошим жестом или, по крайней мере, будут признательны за доброжелательность. Но только не русские: они сейчас же переходят к другому требованию...»”

Жёсткие приёмы Молотова (не имеющие отношения к искусству диалога) бумерангом вернулась к нам в конце 80-х – начале 90-х, когда – тоже вполне по-хамски - Запад разбирал на части советский блок. Все в России были этим крайне недовольны, искренне забыв, как создавался этот блок…

Цитата из 90-х годов прошлого века: …” я разговорился с американским коллегой, давно изучавшим нашу отечественную науку... «Мне очень нравятся ваши теоретические споры,— заметил он с хорошо скрытой иронией, — они сильно отличаются от наших. У нас докладчик излагает концепцию, затем выступает оппонент, говорит, как ему понравился доклад, с которым он в целом согласен, но хотел бы внести ряд уточнений. А далее — излагается концепция, диаметрально противоположная исходной. У вас же все наоборот: кто-то что-то докладывает, тут же на трибуну поднимается другой, заявляет, что все прежде сказанное в корне ошибочно, и потом... говорит то же самое, но другими словами»…” А. Назаретян «Истина как категория мифологического мышления».

Иными словами – культуры диалога у нас нет не на одном каком-либо этаже общества, а на всех, и очень давно.

Есть и более серьёзное обстоятельство, препятствующее гражданскому диалогу в России – климат. Для работ, которые французский крестьянин выполнял за 10 месяцев (период полевых работ во Франции), у русского крестьянина – из-за климата - было 5 месяцев при том же объёме работы. Отсюда – низкая урожайность, отсюда – слабость и неразвитость городов, живущих за счёт этих урожаев (а мысли о демократии и гражданском диалоге рождаются в городах, крестьянам об этом думать некогда), отсюда – упрощённая и малочисленная система управления. И – систематическая жестокость в управлении (большая, чем в Европе) – у крестьян меньше хлеба, и на них нужно сильнее давить (меньшему количеству бюрократов), чтобы отдали часть урожая на нужды государства (и здесь требуются силовики, а не гражданский диалог). Подробнее - см. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса, А. Никонов, История отмороженных.

С другой стороны, в таком климате летом люди заняты в поле, а зимой собираться при минус 30 для обсуждения каких-то общественных дел – не вполне удобно, как заметил ещё В. Розанов.

Здесь же стоит сказать об отсутствии в России устоявшегося суда как уважаемой социальной категории. Судоговорением большинству граждан заниматься лень, в случае спорной ситуации или явной несправедливости гражданин скорее всего махнёт рукой на отстаивание своих прав в суде и понадеется на награду в небесах, на высшую справедливость в награду себе за этот жест.
Обычный формат общения власти с народом - выступление партийного лидера перед толпой/по ТВ (а раньше - проповедь в сельской церкви и молчаливо слушающие её крестьяне; зачитывание приказа перед строем). Диалог не предусмотрен, структур для него - как на функциональном уровне, так и на уровне общественного сознания - не было и нет.

На жестокость аппарата управления можно смотреть и под другим углом зрения. В демократических странах граждане обсуждают размеры своих налогов и направление их расходования, у них есть реальный голос в управлении страной. Это право было завоёвано в многосотлетней войне между императором, крестьянами, вольными городами, королями, герцогами, римским папой – все повоевали против всех и - спустя время - поняли, что разумнее будет договориться.

В России изначально было иначе. Князь с дружиной приходил в какую-нибудь деревню, и, угрожая жителям, облагал их данью. Попытки крестьян обсудить размер налога и что они получат взамен - считаются бунтом и жестоко подавляются (ср. с современным "Я - конкретный пацан, и вы все мне по жизни должны..."). Противостоять профессиональным воинам необученные крестьяне не могли. Среди населения России, стараниями руководителей страны в 20-м веке, остались в основном потомки тех крестьян. Они на генетическом уровне помнят старые отношения с властью, и не спешат начинать гражданский диалог. И отдельные попытки сделать это понимания в народе не находят.

Успешных восстаний населения из-за гражданских прав в России не было (а в Европе были). Можно вспомнить соляной и медный бунты при Алексее Михайловиче, волнения в Новочеркасске в советское время, но успешными их назвать нельзя. В Европе папу, королей и императоров, случалось, побеждали герцоги, бароны или вольные города. Верховной власти приходилось с этим считаться и не только повелевать, но и договариваться. В Европе есть государство, в истории которого вообще не было периода жёсткой королевской власти – Швейцария (с оговорками – Нидерланды – здесь королевская семья есть, но её права всегда были гораздо мягче и слабее, чем, например, во Франции или Англии). Почему-то историю Англии и Франции мы проходим в школе, а историю Швейцарии и Нидерландов – нет. Случайность? 

Формулировка шефа жандармов графа А. Х. Бенкендорфа: «Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение. Вот точка зрения, с которой русская история должна быть рассматриваема и писана» (взято отсюда http://ideo.ru/cancerocracy.html). Найдите отличия от позиции идеологического отдела ЦК КПСС и сегодняшнего официоза.

В России всех и всегда побеждали жёсткие центральные властные структуры (и договариваться внутри страны им было не с кем и ни к чему). Победа двух революций в 1917 не опровергает утверждения – одна форма централизованной власти победила другую, гражданских прав в результате не прибавилось.  
Возможность гражданского диалога в Учредительном собрании была осознанно уничтожена большевиками. Возможность обсуждать пути развития страны во вполне демократичной системе рабоче-крестьянских Советов - по сути выхолощена. Дискуссия велась только в ВКП(б) – с большими идеологическими ограничениями. Усомнившегося в коммунистических принципах (догматически ограничивающих конструктивный диалог) объявляли «врагом» с понятным продолжением.

Начать гражданский диалог можно было и во времена раннего Хрущёва, но - не получилось. К серьёзному диалогу тогда не были готовы ни верхушка государства, ни аппарат управления, ни народ. Пожалуй, в то время никто не понимал ценности гражданского диалога как способа достижения внутреннего баланса в обществе, обсуждения и снятия многих противоречий развития…

Интересное наблюдение (к сожалению, не знаю автора) – наша нынешняя конституция содержит в основном такие права человека, которые необходимы не человеку, а животному на откорме. Пример (выдержки из этой «конституции федерации многонационального бараньего народа») – Каждый баран имеет право на стояние в стойле, на тихое блеяние, на жевание травки, на регулярную стрижку, на совместную жизнь с овечками в установленном федеральным законом порядке… В этой «конституции» не написано, но тихо подразумевается – никакое право барана не действует, если нарушает права волков…

Среди наших управленцев (идейных наследников тех, кто нагибал "бунтовавших" крестьян) распространён взгляд на народ как на стадо баранов, на быдло, которое всё стерпит и проглотит. Этот свой взгляд они исподволь всем внушают многими манипулятивными техниками. К моему большому сожалению, значительная часть нашего населения этому уже не сопротивляется и согласна считать себя баранами…

Возможен ли искренний гражданский диалог между баранами и волками? И можно ли построить с участием баранов и волков единое гражданское общество? Не уверен…

Без опыта реальных поражений власть своими полномочиями не поделится, можно поговорить с ней о демократии, но вот получить кусок реальной власти без серьёзной борьбы, даром – вряд ли. В конце 80-х – начале 90-х они слегка поделились (к сожалению, с теми, кто громче кричал, а не с теми, кто лучше думал), но спохватились и, усвоив урок, никому ничего теперь не дадут (ну а поговорить – пожалуйста…). 

5. Субъективные причины отсутствия гражданского диалога

Вспомним наиболее заметные аферы эпохи реформ.

золото партии; 1-й обмен денег; отмена монополии внешней торговли; чеченские авизо (вначале финансовые чиновники отменили шифрование денежных телеграмм госбанка, затем – украли основные суммы, и только потом бланки авизовок передали чеченцам – чтобы они тоже что-то украли, и их потом поймали и посадили); внешний долг (по слухам, в смутное время конца 80-х МинФин нарисовал около 100 млрд. долл. внешнего долга кому-то в Германии, тут же признал правильность этого долга – говорят, в этом замазаны все заметные чиновники тогдашнего верхнего эшелона – потом нас всех долго призывали потерпеть с пенсиями и зарплатами – дескать, надо срочно отдать внешний долг - и отдали, конечно); вывод Западной группы войск и списание всего её имущества; кредиты нашей промышленности, выданные ВС РСФСР под очень низкий процент (10-20% годовых в рублях - когда срок кредитов заканчивался – в октябре 1993 г. - ВС РСФСР уже горел – удивительное совпадение, кредиты пролонгировали под тот же низкий процент, была запущена инфляция 200-300% годовых и где-то в 1996 г. все кредиты честно погасили вместе с низкими процентами); приватизация (среди прочего, чиновники "забыли" вовремя принять акт об уничтожении собранных ваучеров - возможно, кто-то вынес из хранилища чемодан-другой ваучеров, собранных на аукционах и предназначенных для уничтожения и повторно использовал - во всяком случае, собрано было много больше ваучеров, чем выпущено); 2-й обмен денег; залоговые аукционы; взаимозачёты в РАО ЕЭС (с конца 1992 г. по 1998 г.); ОВВЗ; сделка ВОУ-НОУ; векселя и скидки на тарифы в системе РЖД; КО; ГКО и ВСМ (не связаны между собой, просто одновременно закончились – в 1998 г.); кризис-1998; взаимозачёты (эпохи Примакова). 

Список неполный, ещё много всего было – мягкие валюты, чеки Россия, МММ, ремонт Кремля, Башкирский бензин, Гермес-Союз, долги Ганы, Индии, Франции, СБС-Агро, война за наследство Инкомбанка, компенсации Германии жертвам войны и т.д.

Есть очень конкретные люди, получившие на этих мероприятиях большие деньги (на одном, или некоторых из них). Также есть люди, занимающие государственные посты только из-за несовершенства демократических процедур в нашей стране (на нормальных выборах их бы никогда не избрали). Большинство из них ясно понимает, что при нормально работающей демократической и правоохранительной системе у них нет шансов остаться в истеблишменте. Но эти люди очень влиятельны и - почти все - ещё находятся здесь.

Полагаю, им не хочется, чтобы общество, в результате диалога, поняло, что с ним происходило все эти годы, и потребовало от них подробного отчёта.

Сегодняшний паралич, когда воля общества не проявлена, гражданский диалог не идёт, народ в своём большинстве не понимает, что происходит, а меньшинство молчит - их вполне устраивает. И есть сотни способов исказить гражданский диалог, увести его не туда и просто не дать ему начаться, если истеблишмент, появившийся за последние 20 лет, увидит в этом угрозу для себя…

Без осмысленных действий власти по решению всех перечисленных выше проблем шансов построить гражданское общество, на мой взгляд, нет.

Я пытался найти исторический аналог эпохи 20 лет реформ и, кажется, нашёл - "огораживания" в Англии. Энергичные англичане (будущие лорды) использовали государственный аппарат для захвата общественных земель - сгоняли с них английских крестьян. Оставшихся без земли крестьян частью принимали на работу на фабрики, против остальных были приняты акты "о бродягах" (система прописки в Англии тогда была хуже сталинской), "о нищих" и т.п. Их вешали, ссылали в колонии...

У нас тоже громадные активы, созданные в советское и царское время, были перераспределены с помощью госаппарата - при полной политической пассивности народа.

Избыток населения в России убирается мягче, чем в Англии (а их нужно убрать - все эти люди помнят, что приватизированное имущество когда-то принадлежало им) - ввозом и скармливанием населению "очень полезных продуктов питания", отсутствием реальных наказаний за фальсификацию лекарств, приватизацией водопроводов в городах.
Всё цивилизованно и законно, рекомендовано международными экономическими советниками.

По поводу надежд на будущее – я полагаю, что надежда у нас всё-таки есть. По данным палеоклиматологии (см. труды В.Ф.Клименко или А. Никонов, История отмороженных) в европейской России за последние триста лет три наиболее холодные зимы пришлись на годы: 1708-1709, 1812-1813, 1941-1942. Именно на это время пришлись опаснейшие иноземные нашествия на Россию. Вероятность случайных совпадений – трёх подряд – крайне мала. Можно сделать вывод (статистически достоверный), что своими зимами природа защищала тот народ, который населял и населяет Россию сейчас – от иноземцев. А это означает, что мы для чего-то нужны силам эволюции.

© Подчуфаров А.М. Добавлено по результатам обсуждений (23.01.2010) Сегодняшняя власть в таком виде существует только потому, что граждане между собой не могут договориться, что они от неё хотят, и как этого добиться. И то, что может заставить власть измениться - взвешенный диалог обычных граждан, и их реальные требования (не экстремистов, не прощелыг, желающих пролезть в депутаты). Создание условий и площадок для такого диалога (постоянно идущего!) - задача на перспективу (но начинать надо сегодня, точнее - вчера). Один из самых важных советов Сунь Цзы - делай не то, что тебе больше всего хочется, а то, чего твой враг меньше всего хочет, чтобы ты делал. Создавать площадки и условия для гражданского диалога - имхо - то, что сейчас надо.